Вторник, 16.07.2019
Хойнікшчына
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

                                                                         Уладзімір Леанідавіч Зінкевіч

      Беларускі мастак Уладзімір Леанідавіч Зінкевіч нарадзіўся 23 студзеня 1951 года ў в. Стралічаў Хойніцкага раёна Палескай (сёння Гомельскай) вобласці. У 1967 г. скончыў Мінскае мастацкае вучылішча, у 1977 г. Беларускі тэатральна-мастацкі інстытут па спецыяльнасці "Манументальна-дэкаратыўнае мастацтва". З 1980 г. выкладае ў Беларускай дзяржаўнай акадэміі мастацтваў дысцыпліны: «Кампазіцыя», «Жывапіс». З 1997 г. узначальвае кафедру МДМ. Прафесар (2005). Выхаваў вялікую колькасць спецыялістаў у галіне манументальна-дэкаратыўнага мастацтва, якія ўспрынялі традыцыі нацыянальнай мастацкай школы і ўнеслі значны ўклад у выяўленчае мастацтва Беларусі.
     Аўтар шэрагу артыкулаў па гісторыі беларускай творча-педагагічнай школы манументальна-дэкаратыўнага мастацтва. Член грамадскага аб’яднання «Беларускі саюз мастакоў» (з 1983). Заслужаны дзеяч мастацтваў Рэспублікі Беларусь (2004). Выконвае вялізную і адказную грамадскую працу. Старшыня Рады ГА «БСМ» (2008). Член экспертна-мастацкай камісіі спецыяльнага фонду Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь па падтрымцы таленавітай моладзі (з 1997). Намеснік старшыні Рэспубліканскага экспертнага мастацкага савета па выяўленчаму мастацтву пры Міністэрстве культуры Рэспублікі Беларусь (2007). Намеснік старшыні Мінскага гарадскога экспертна-мастацкага савета па манументальнаму і манументальна-дэкаратыўнаму мастацтву (2008).
     Міжнародным Біяграфічным Цэнтрам у Кембрыджы (Вялікабрытанія) названы «Чалавекам Года на 1992/93» у галіне выяўленчага мастацтва. Курыраваў праграму МК РБ “Твой выбар” у г. Светлагорску. Ганаровы грамадзянін г. Светлагорска (2006). Дзяржаўная прэмія Рэспублікі Беларусь 2008 года ў галіне літаратуры, мастацтва і архітэктуры за серыю жывапісных твораў для залы ўрачыстых пасяджэнняў Дзяржаўнай установы “Гомельскі палацава-паркавы ансамбль” (у складзе аўтарскага калектыву). З серыі работ У. Л. Зінкевічам выкананы партрэты: савецкага авіяканструктара, аднаго са стваральнікаў рэактыўнай і звышзвукавой авіяцыі, двойчы Героя Сацыялістычнай Працы Паўла Восіпавіча Сухога (1895–1975), имем якога названы Гомельскі тэхнічны ўніверсітэт; беларускага вучонага, акадэміка, рэктара Гомельскага ўніверсітэта Уладзіміра Аляксеевіча Белага (1922–1994); савецкага ваеначальніка, удзельніка баёў у Беларусі ў Вялікай Айчыннай вайне, маршала Савецкага Саюза, двойчы Героя Савецкага Саюза Канстанціна Канстанцінавіча Ракасоўскага (1896–1968); двойчы Героя Савецкага Саюза, генерал-маёра авіяцыі Паўла Якоўлевіча Галавачова (1917–1972); заслужанага дзеяча навукі Беларусі, доктара фізіка-матэматычных навук, былога прэзідэнта НАН Беларусі, Героя Сацыялістычнай Працы Міхаіла Іванавіча Барысенкі (1917–1984).
      Ганаровы член Расійскай акадэміі мастацтваў (2009). Узнагароджаны ордэнам Францыска Скарыны (2011).
     Мастаком створана ўласная вобразна-пластычная сістэма вобразаў-сімвалаў. У творах перадае цесную сувязь чалавека з прыродай, дасягае моцнага ўзаемадзеяння паліфоніяй фарбаў, дакладнасцю форм, арыгінальнасцю кампазіцыйных пабудоў. Яго задумы ўвасабляюцца ў серыях жывапісных работ: «Ціхая прыгажосць сусвету», «Туманы», «Старое віно», «Забавы вадалея». Удзельнік рэспубліканских, замежных, міжнародных мастацкіх выставак і пленэраў, правёў шэраг персанальных выставак у Беларусі і за яе межамі (1992–2011).
     Творы У.Зінкевича знаходзяцца ў зборах Нацыянальнага мастацкага музея Рэспублікі Беларусь («Палёт. Прысвячаецца П. Клімуку», «Партрэт У. Караткевіча», «Ціхі вечар»), Рэспубліканскай мастацкай галерэі Беларускага саюза мастакоў (трыпціх «Дняпроўскай хвалі дзіўныя легенды», дыптых «Супрацьстаянне»), Музея сучаснага выяўленчага мастацтва («Сцены старога замка», «Пацалунак», «Цяпло старых фресак»), Мінскага гарадскога выканаўчага камітэта («Партрэт мэра М. Я. Паўлава»), Светлагорскай карціннай галерэі «Традыцыя» імя Г. Пранішнікава, Беларусь («Сцяна», «Дзень анёла», «Пяшчота», «Вечар», «Раніца»), Дзяржаўнай Траццякоўскай галерэі («Старое дрэва»), Дырэкцыі мастацкіх выставак, г. Масква (трыпціх «Ікар», «Нацюрморт», «Светлы дзень»), «Spektrum» (Бад-Зальцуфлен, Германія), галереі «Аnixis» (Бадэн, Швейцарыя); у прыватных калекцыях Англіі, Аўстрыі, Бельгіі, Германіі, ЗША, Італіі, Канады, Польшчы, Рассіі, Швейцарыі.
      Манументальна-декаратыўныя работы: сграфіта «Спартыўнае свята» ў спартыўным лагеры «Стайкі» Мінскага раёна; энкаустыка «Музыка» ў музычнай школе № 9 (1981) і «Беларусь – мая песня» ў ДК будтрэста № 5 (1983, разам з І. Кліменкам); серыя жывапісных твораў для залы ўрачыстых пасяджэнняў Дзяржаўнай установы «Гомельскі палацава-паркавы ансамбль» (2004, у складзе аўтарскага калектыва), серыя работ для Нацыянальна-культурнага музея-запаведніка «Нясвіж» (2005).  

                                                                              Конвертация сумеречной зоны
      В Национальном художественном музее на днях открылась персональная выставка заслуженного художника Беларуси, профессора Белорусской государственной академии искусств Владимира Зинкевича «Мир вещей и чувств». Это своего рода обзор того, к чему пришел художник, которому недавно исполнилось 60 лет.
     Есть писатели, которые всю свою жизнь пишут одну большую книгу, и режиссеры, снимающие один бесконечный фильм. Художники очень часто пишут одно большое полотно. И если многие полотна читаются сразу, потому что на них конкретные люди и сюжеты, то другие это некие маски, за которыми очень трудно разглядеть самого художника.

         Между зрителем работ Владимира Зинкевича и им самим всегда есть некий занавес, который предполагает тайну, хотя, быть может, никакой тайны и нет. Принцип: лучше недосказать, чем сказать много работает. И потому художник Владимир Зинкевич, родившийся в деревне Стреличев Гомельской области сегодня этой деревни нет (няпраўда! яе адсялялі, але і на сёння яна існуе,  ды яшчэ адна з самых шматлюдных на паўапусцелай Хойнікшчыне. – С. Б.), она попала в зону постчернобыльского отселения и годами возглавляющий одну из ведущих кафедр Академии искусств монументально-декоративного искусства, это успешный художник. Надо заметить, редкая особь в угодьях современного белорусского изобразительного искусства.
     Он не вызывает ненависти у своих коллег по цеху.
     К нему благосклонен потребитель искусства, потому что художнику удается конвертировать свои произведения в рыночный товар.
     К нему благосклонна власть. Издан внушительный альбом, предисловие к которому написал собственноручно бизнесмен Владимир Пефтиев. Это круто. Ни один западный художник в самом сладком сне не мог бы себе представить, что о его творчестве будет писать, к примеру, Ротшильд или Морган.
     В альбоме есть две знаковые фотографии. На одной из них в прекрасном настроении запечатлены два интересных молодых человека, косящих под битлов, в полосатых брюках, с длинными волосами. Один из них Николай Селещук, другой Владимир Зинкевич. И кто-то третий сбоку в черном пиджаке...

  

  – О, это интересная история. Этот дядька, наблюдатель, руководитель молодежной делегации, был приставлен к нам, ходил и подслушивал, о чем мы говорим. А в делегации были победители конкурса «Пятилетку за четыре года!» Каким образом мы художники могли выполнить свою пятилетку, то есть окончить вуз за четыре года? Но кто тогда вдумывался в абсурдный смысл многих лозунгов? Мы попали в этот список, и нам дали право выбрать три страны Коля Селещук выбрал Болгарию. В делегации были, в основном, рабочие, помню, была девушка, которая получила золотую медаль во Франции за шоколадный торт, который изображал мишек, пилящих березу, наив потрясающий! Она везла его в подарок первому секретарю комсомола Болгарии, жара стояла под сорок, и по дороге торт растаял...
    – Прошло время и вот теперь есть другая фотография, на ней Владимир Зинкевич и Зураб Церетели, который в культурной среде, мягко говоря, фигура одиозная…
    – Ну, а что делать, он же президент Российской академии художеств…
    – Бывает… И я хочу спросить, тот Зинкевич и этот Зинкевич это один и тот же человек?
    – Я думаю, тот же. Присутствие авантюрной смелости это так и осталось, потому что, я думаю, в искусстве это важный момент в характеристике человека. И спасибо родителям, что от них мне достался характер — никого не расталкиваю, иду своей дорогой. И проявляю дерзость только в творчестве, нет бытовой агрессивности мол, дайте мне, и все тут…
    – Поговорим о художественной манере, том способе, которым вы видите мир. Это не-сюжетная, не-фигуративная, не-событийная живопись. Это некая живописная ткань. Материя, которая еще не проявлена. Это состояние… Промежуточное состояние между сном и явью. То, что называют экзистенция. Как вы нащупали эту свою манеру?
    – Это синтез эмоциональных составляющих, потому что без этого ничего не получается… Если попытаться расставить рационально движения, пластики, краски, всю сумму приемов, все равно не все сходится. Вспоминаю слова великого немецкого экспрессиониста Рихтера, который говорит: я что-то сделал эмоционально и не знаю, что будет, но чувствую, что будет хорошо. Я тоже доверяю своему внутреннему состоянию, и это работает. Другое дело что получается? Это из 10 один, из 20 один. Очень много выстрелов в пустоту. Хотя они-то и настраивают меня на точность.
    – Говорят, что художник думает кистью. С ним тяжело об этом говорить, все равно, как выяснять с сороконожкой, что и какой ногой она делает. Но был ведь момент, когда вы решили, что не будете работать в реалистической манере. И тогда это было, наверное, сложно сделать? Устоявшиеся авторитеты считали, что все это от лукавого. Конечно, помогало то, что была среда, которая подталкивала сделать выбор, но требовалась и собственная достаточная твердость…
    – Просто не принимали работы на выставки, и все. Но нам тогда было проще. Потому что уже были такие художники, например, как Кищенко, Ващенко, ряд других, кто уже был авторитетом в искусстве и серьезно отстаивал свои принципы. Помню, был съезд Союза художников, когда Савицкий начал обвинять Колю Селещука в том, что он «неправильный» художник. Меня поразило, что люди стали топать ногами, реагируя на эти слова. В подсознании каждого эта свобода жила. Просто не каждый мог выразить это…
   – Мы опять говорим о подсознательном. Это состояние полусна, что бывает в детстве, когда ты ни за что не отвечаешь. Это существование, которое ни к чему не обязывает. Не надо надевать пиджак или мундир, не надо что-то из себя изображать. Это состояние некоей свободы. И именно это оно ведь подспудно живет в каждом человеке и является объединяющим самых разных людей. Потому что всем хочется погрузиться в это состояние хоть ненадолго. Но… трудно держаться некоей золотой середины. И в «сумеречной зоне» по Стивену Кингу можно уйти в такие вещи, откуда возврата нет... Вы видите границы этого? Или вы свободно перемещаетесь в этом пространстве?
   – Я не знаю, что может меня остановить. Это, скорее, вопрос воспитания. Потому что в ярость я редко впадаю. Хамить приходится редко, только когда уж очень сильно достают. Это такой регулятор. Так же и крайность в живописи и во всех своих делах. Я даже ее боюсь. И иногда себя останавливаю. Я вот делаю что-то, чувствую, что захожу в беспредел, лучше выйти из мастерской. Доходит до того, что все становится очень неинтересным, совершенное безразличие. Это меня пугает. Несколько было моментов, переписывал два холста до тех пор, что просто уничтожил их профессионально. А некоторые мне говорили: так было же красиво… Но что делать? Лучше оставлять.
   – Поговорим о творческом эго. Часто это почти все, что есть у художника. Очень часто творческий человек начинает преподавать. И начинает подминать под себя учеников. Это естественно, такова натура художника. У вас в Академии был предшественник выдающийся белорусский художник Гавриил Ващенко, он заложил принципы, методы обучения. И если посмотреть трезво, то самые яркие художники среднего поколения закончили именно это отделение.
   – Да-да, вот Вашкевич мой ученик, не говоря о последних…
   – Это были простые принципы?
   – Это были принципы доверия. Ващенко очень выгодно выглядел относительно тех руководителей, которые были на живописи, графике. Не хочу сказать, что графика плохо развивалась, это было очень качественно, но все равно там присутствовало достаточно сильное влияние преподавателей. Мы, молодые преподаватели, долго обсуждали эту тему. Май Данциг, например, помогал писать дипломы. Потом появлялись такие маленькие «данциги». И мы сразу определились так нельзя. Для меня лично стоит задача воспитать личность. Чтобы она была самобытная, яркая. Непохожая на нас. Совокупная задача обучить тому-то и тому-то, но самое важное привить характер. Вот у нас, например, Некрашевич и Вашкевич это мощный характер. Они настолько в работе, как шахтеры добывают руду, и это серьезные ребята. Сегодня меня сильно настораживает… безволие. Все ждут, чтобы как-то чего-то… по-простому, свалилась тебе какая-то галерея, не ты сам, а кто-то решил за тебя задачи, поставил на ноги. Я понимаю, они растеряны, потому что жизнь сегодняшняя такая. Хотя, честно говоря, она такая была всегда.

Далее

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Июль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019