Пятница, 18.01.2019
Хойнікшчына
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

                                                                                                          БЕЛЮСТИН АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ
                                                                                                                         († 07. 03. 1940 г.)
         Священника о. Андрея арестовали 26 декабря 1932 года (арх. № 8940-с УКГБ по Гом. обл.). В одно время с ним арестовали трёх священников и семнадцать крестьян стрешинского сельсовета. Следствие проводилось в ускоренном «темпе» и не баловало арестованных обоснованностью обвинения. Единственный протокол допроса, анкета и обвинительное заключение документы, которых оказалось достаточно для вынесения приговора.
      Андрей Иванович родился в м. Синявка Слуцкого района Минской Губернии (Польша, вероятно, как усугубляющая вину улика, записано в анкете прим.) 1 июня 1880 году. « Из духовенства» отмечено в графе анкеты «социальное положение», «отец тоже был священником» запишет следователь при следующем аресте священника в той же графе в 1937 году. О. Андрей окончил Слуцкое духовное училище. В графе анкеты, определяющей имущественное положение, «С имущества не имеет ничего. Живет на квартире». Рост «благосостояния» арестованного священника отслеживался следующими пунктами анкеты: «тоже до 1929 г. имел одну корову», «тоже до 1917 г. имел две коровы». До февральской революции о. Андрей служил псаломщиком в селе Дубновичи (?) волости Пинского уезда. После февральской революции до 1925 года псаломщиком в м. Туров Мозырского уезда, с 1925г. по начало 1930-х в с. Селец Брагинского района, затем до момента ареста служил священником Стрешинской церкви. Жену священника звали Серафима Федоровна, девятилетнего сына Кирилл, а шестилетнюю дочку Ольга.
      Общая часть обвинительного заключения для священников, арестованных по рассматриваемому делу, приведена в описании известных нам сведений о судьбе о. Михаила (Мигая Михаила Ульяновича). Приведем «надерганные» следствием из многих протоколов выписки, включенные в обвинительное заключение и касающееся о. Андрея: «... Белюстин А. И. ежедневно у него бывают большое количество гр-н, где он их восстанавливает для противодействия выполнению государственных заданий \л. д. 7-н\. Пользуется церковью для агитации против колхозов, говоря: «Колхозы это очаг бескультурия, хамства и темноты, откуда выходят: грабители, бандиты и безбожники. К хорошему это привести не может». \л.д.8\...
       По вопросу коллективизации говорил: «Колхозы это гибель для народа, но это богом суждено за наши грехи, но они долго существовать не будут, бог нас смилуется». \л.д. 20\
     Во время проповеди крестьянам говорил, что люди озверели, убивают один другого, никого не щадят, и что это богом было раньше предвидено, о чём пишется в святом писании, что настанет время, когда отец будет есть своих детей, муть всплыла на верх и Вы миряне ее не видите. \л. д. 20\ в разговоре с крестьянами спрашивал как живут люди, идут-ли в колхозы, там, где идолы с чертями играют. \л.д.26\ к попу Белюстину часто приезжает поп Жданович, который является верным помощником в руководстве этой антисоветской группы.»
      Тройка при ПП ОГПУ по БВО 11 января 1933 г постановила заключить священников Белюстина Андрея Ивановича, Ждановича Адама Васильевича и Иолобова Иосифа Ивановича в концлагерь сроком на пять лет.
      16 апреля Тройка при ПП ОГПУ пересмотрела свое постановление и вынесла новое: «...Во изменение постановления первоначального Белюстина Андрея Ивановича выслать через ПП ОГПУ сроком на 5 лет, считая срок с 26. XII. 1932г. ...»
    Аресту священника о. Андрея в 1937 году (арх. № 9038-с УКГБ по Гом. обл.) предшествовал акт от 15 декабря 1936 г., подписанный председателем Гноевского сельского совета Хойникского района, предревкомиссии того же с\с, а также председателем колхоза:
      «Мы нижеподписавшиеся ... составили настоящий акт о нижеследующем:
    1) Быв. поп Загальской закрытой церкви гр-н Белюстин без ведома сельского совета систематически является в Борисовщанский с\совет для проведения своей антисоветской работы по открытию закрытой Загальской церкви. Свою работу Белюстин проводит при совершении им разных религиозных обрядов как то:
     а) 28 ноября Белюстин приезжал в дер. Гноев Борисовщанского с\совета хоронить гр-на Василенко Ивана Петровича не ставя в известность с\совет, собрав на свою похоронную демонстрацию около двухсот человек, что даже имело некоторое отражение на выполнение льнозаготовок, т. к. участники демонстрации церковной два дня не работали, в которой принимали участие даже некоторые колхозники.
      б) 1 декабря 1936г. Белюстин также был в в дер. Борисовщина на похоронах .., где также без ведома с\совета совершил обряды, собирая вокруг себя единомышленников человек 50
     в) 15 декабря (в день написания акта, видать, наболело у «сельсовета», если, конечно, им не было предложено написать приведенный акт свыше прим.) Белюстин вторично без ведома с\совета явился в дер. Гноев для совершения религиозного обряда по умершему единомышленнику ... Белюстин с\советом был предупрежден о том, что всякие церковные и религиозные обряды должны производится только с разрешения сельского совета или райисполкома, на это он не обращает никакого внимания и Сельский Совет не находит нужным об этом ставить в известность.
\наименование должности и подписи составивших акт\»
     Через месяц, 16 января 1937 г. о. Андрея арестовали. В постановлении на проведение обыска и ареста предъявлено и обвинение священнику: «... группировал вокруг себя антисоветски настроенных единомышленников, которым говорил о скором падении советской власти ... постановили:
     Гр-на Белюстина Андрея Ивановича, рождения 1880 г., бывшего попа Загальской церкви, Хойникского района, грамотный, б\п, женатого. В 1932г. находился под следствием по 72 ст. УК БССР за антисоветскую деятельность ... подвергнуть обыску и аресту с заключением под стражу при Гомельской тюрьме по 1 категории...»
     Одновременно со священником арестовали и нескольких крестьян. Руководителем же антисоветской группы, как и во многих других подобных делах, был представлен о. Андрей. Из анкетной части протокола допроса священника 17 января 1937г. мы узнаем некоторые дополнительные сведения о нём. К примеру, священник скрыл от следствия при первом аресте сведения о своих старших детях дочери Натальи, проживавшей в 1937 г. со своим мужем в г. Киеве и сыне Фёдоре 1914г рождения. «... был в Минске 1932 г., где теперь не знаю ...». Священник проживал в 1937 г. в д. Загалье Поташевского с\с Хойникского района. Священник имел вместо паспорта удостоверение, выданное 1 декабря 1936г. Удивительно, но о своей судимости священник сообщил : «… в 1932г. был арестован Жлобинским ГПУ по 72 и 76 стст. УК БССР, сидел 4 месяца, но судим не был ...»
     Для представления «серьезности» обвинения приведем наиболее характерные выписки из протоколов допросов священника. На допросе 17 января священник о. Андрей отвечал следователю следующее:
     «... Переписки с другими городами не имел, однако писал заявления в г. Калугу архиепископу Августину по адр. гор. Калуга улица 1905 года дом № 95, потом в Москву митрополиту Сергию Страгородскому по адресу: Москва Бауманский 6. Кроме того, собирался писать заявление в гор. Рязань Затинная (?) ул. дом 21 архиепископу Ювеналию Масловскому и в гор. Калугу архиепископу Короткову Николаю, все заявления я писал, чтобы получить себе где-нибудь место, но ответов не получил, адреса их мне дал священник Стойков Василий, теперь живет где-то около Хойник...
    Припоминаю, что будучи в Поташевском с\совете, в кабинете председателя с\с Радченко, вел разговор с ним о политике... я возражал… в свою очередь ответил ему, что Троцкий в свое время также был идейным большевиком, а когда ему наступили на хвост, то он стал контрреволюционером, вот эти мои подлинные слова и, добавил я Радченко, то же может случиться с каждым большевиком этих своих взглядов и убеждений я и сейчас не скрываю. Троцкий действительно в свое время был героем и говорил очень красиво, ... почему он стал контрреволюционером для меня не понятно, но его и теперь считаю умным человеком ...
    – Скажите, Белюстин, кто поручил Виннику Филиппу собирать подписи на открытие закрытой Загальской церкви?
    – Кто ему поручал собирать подписи на открытие церкви я не знаю и лично я с ним по этому вопросу ничего не говорил, хотя он и церковный староста... »
    17 января 1937 г. состоялся еще один допрос священника. И в вопросах, заданных следователем, на дополнительном допросе нам не видится ничего криминального:
    « Скажите, гр-н Белюстин, когда вы ездили в конце 1936 г. и к кому именно?
    – Приблизительно числа 25 декабря 1936 г. я ездил в гор. Могилев к епископу Павлину, как фамилия и отчество не знаю, но его там не застал, мне священник Владимир, как фамилия и отчество не знаю, сказал, что Павлин уже выслан...
    – Скажите, вы будучи в м-ке Туров, во время банды Балаховича, освещали Балаховичу их знамена?
    – Помню во время пребывания банды Балаховича в м-ке Туров 1919 - 1920 г. я действительно как псаломщик участвовал в освящении их знамен...»
    Обвинение священнику предъявили 16 марта 1937г.: «... достаточно изобличается в том, проводил антисоветскую к-р деятельность среди верующих, церковников, группировал вокруг себя антисоветски настроенных единомышленников, которым говорил о скором падении Сов. власти, войне и голоде. В своем доме собирал церковников-единоличников, которых уговаривал не вступать в колхозы ...»
    Обвинительное заключение по следственному делу священника и группы крестьян не «баловало» обвиняемых оригинальностью обвинения. Их обвинили по статьям 72 и 76 УК БССР: «... В Хойницкое РО НКВД БССР в январе месяце 1937 г. начали поступать данные о том, что в дер. Гноев, Борисовщанского сельсовета, группа единоличников, руководимая Загальским попом Белюстиным Андреем, проводит среди населения а\с агитацию, направленную против мероприятий Советской власти, распространяет разные провокационные слухи о войне и перемене Советской власти...
     Из конкретных фактов их антисоветской деятельности установлено следующее:
    Поп Белюстин Андрей Иванович в начале декабря 1936 г. в помещении Поташевского сельсовета идеализировал Троцкого, как хорошего человека, который по его словам защищал интересы рабочих и крестьян... Когда был Троцкий жилось лучше, чем теперь ... Свою антисоветскую деятельность Белюстин проводил также в дер. Гноев, где устраивал шествия единомышленников, втягивая в это и отсталую часть колхозников. Проводил агитацию за открытие ранее закрытых и переданных под культурные нужды церквей...» Никто из обвиняемых виновным себя не признал.
     Выездная сессия специальной судебной коллегии Верховного Суда БССР 1 июля 1937 года приговорила «... Белюстина Андрея Ивановича, на основании 72 и 76 ст. ст. ст. УК БССР, подвергнуть лишению свободы в исправительно-трудовом лагере сроком на десять (10) лет с поражением избирательных прав после отбытия наказания сроком на пять (5) лет...». Остальных обвиняемых приговорили к 7, 5, 4 и 3 годам лишения свободы.
      Данные проверки по оперативно-справочной картотеке сообщают о смерти священника о. Андрея 7 марта 1940 года в Бел. Балтлаге.
     Пленум Верховного Суда БССР 18 января 1961 года постановил:
    «...Приговор спецколлегии Верховного Суда БССР от 01. 07. 1937 г. в отношении осуждённых Суденко А. Н., Суденко С. Н., Власенко Н. И., Аношко А. Ф. по ст. 72 п. а УК БССР и ст. 76 УК БССР отменить и дело производством прекратить за недоказанностью предъявленных им обвинения».

Иерей Ростислав Бондаренко,
и. о. благочинного Хойникского округа,
настоятель храма Преображения Господня д. Селец Брагинского района

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019