Вторник, 20.08.2019
Хойнікшчына
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
slawamirkorbut

    Еще в худшем положении находились аборигены острова – айны: "На полуострове Итомо живут несколько семейств айнов или мохнатых курильцев. Они в рабстве у японцев и обязаны уделять дань японским чиновникам от своего рыбного лова или охоты за оленями... Тут же находится большое заведение для вываривания рыбьего жира. Айны обязаны заниматься промыслом и в вознаграждение имеют жилища, очень грязные, одежду и продовольствие из собственного же промысла и рис. Денег никогда не получают".
   Бедности народа противостояла "роскошь и обыкновение окружать себя баснословным количеством раболепной свиты"феодальной знати. Лейтенант Корнилов писал: "Однажды нам случилось видеть въезд в Хакодате чиновника Матсмайского князя. Его окружала свита человек в двести, составленная из копейщиков, ружейных солдат, носильщиков, бесчисленных знаменщиков и другого совершенно ненужного люда". Власти препятствовали сближению народных масс с русскими: "Они чуют, что иноземное влияние рано ли, поздно ли подточит их благосостояние".
    И действительно, простые японцы благожелательно относились к русским. Жена врача М. П. Альбрехта свидетельствовала: "Простой народ, вследствие существенных выгод, приобретаемых от сношений с иностранцами и приветливого с ним обхождения, не питает к нам глупые предубеждения японского чиновничества; напротив, всегда встречает нас с добродушными и улыбающимися лицами, а в поездках за город в японских гостиницах нас всегда ожидает самый радушный прием".
    Доброму отношению японцев к русским способствовало и бескорыстная медицинская помощь в госпитале при консульстве.Врач М. П. Альбрехт писал 31 июля 1859 г.: "С апреля месяца сего года, когда из Эдо я получил позволение заниматься практикою, меня часто посещают больные японцы. Мне удалось снискать доверенность их двумя случаями излечения водяной (водянки – В. Г.) у больных, которые без успеха были лечимы японскими врачами".
    В 1859 г. невдалеке от консульства был открыт временный лазарет, а позже постоянный госпиталь. Здесь лечили до сотнияпонцев ежегодно. Врачи Альбрехт и Залесский обучали японских врачей, бесплатно посещали больных на дому.
     При консульстве в 1861 г. была открыта вторая в Японии русская школа, а ее педагог И. В. Махов составил и с помощьюрезчика по дереву Дзюкити и типографа Тайкити издал русскую азбуку ("Россия но ироха"). Книгу рассылали по всей стране. Позже, в 1865 г. в Петербург по предложению И. А. Гошкевича были направлены для обучения шесть молодых самураев. В 1867-1868 гг. И. А. Гошкевич помогал им в Петербурге.
    В 1868 г. член консульства и один из его японских учеников стали преподавать в правительственной Хакодатской школе русский язык, а также математику, географию и историю – все на русском языке. Поэтому школу переименовали в Хакодатскую русскоязычную школу. Практически все члены русского консульства преподавали русский язык. Ничего удивительного не было в том, что из всех иностранных языков, которые в то время французу В. де Мару довелось слышать в Хакодате, самым распространенным был русский, а ученики русской школы были носителями европейской культуры в городе.
     И. А. Гошкевич был одним из первых иностранцев, которомукоторому разрешили проникнуть внутрь Японии. Ему приходилось ездить в столицу страны Эдо (ныне Токио) ко двору сёгуна для урегулирования различных вопросов. Однако до нас не дошли его записи о Японии. Он работал в условиях враждебного отношения местных властей к чужеземцам. Представители других государств плели против него интриги. Когда И. А. Гошкевичу удалось добиться постройки домов для консульства, упомянутый выше американец Райе и английский консул Пембертон С. Ходжсон "с завистью смотрели на создание домов, и эта зависть (зависть ли? – В. Г.) заставила их пустить слух, что эти здания строятся не для консула, а для будущего русскогогубернатора острова Эдзо (Хоккайдо)." Подобные слухи английские посланники Р. Олкок и Г. Парке распространяли и позже, в 1860 г., чтобы отвлечь внимание японцев от захватнических замыслов самой Великобритании.
    Тщетно западноевропейские и североамериканские дипломаты пытались втянуть И. А. Гошкевича в свои конфликты с Японией. "В столкновениях Японии с Англией, Голландией, Францией и Америкой Россия участия не принимала",–преимущественно благодаря умению и такту "беловолосого русского консула", как прозвали японцы И. А. Гошкевича за цвет его шевелюры. Историк А. А. Пеликан писал: "В то время, как эти державы держали в Эдо своих посланников и генеральных консулов, Россия ограничивалась посылкой в Хакодате простого консула, постоянно проживавшего там в качестве лишь наблюдателя, не принимавшего участия в иностранной политике. Вообще, за все время сношений, Россия высказывала Японии полное доброжелательство, а пребывавшие там русские поводов к озлоблению на них не давали".
   Шли годы. В апреле 1865 г. И. А. Гошкевич выехал с семьей на Родину. Высокую оценку его деятельности в Японии дал 5 октября 1865 г. министр иностранных дел А. М. Горчаков в своем письме в Морское министерство: "В продолжение восьмилетнего (следовало: семилетнего – В. Г.) существования русского консульства в Хакодатэ, сношения с японским правительством и с туземными жителями были самые удовлетворительные. При переговорах, неоднократно происходивших между консульством, местными властями и центральным правительством (например, по поводу вопроса о размене монеты, об уступке земли для консульских зданий и т. п.) представления и требования консула были постоянно удовлетворяемы... Достаточно заметить, что Хакодате порт есть единственный, в котором не совершалось ни одного из тех ужасных злодеяний, которыми ознаменовалась жизнь в европейских факториях других портов... Известно также, что в Хакодате европейцы совершенно безопасно могут делать довольно дальние поездки за город, тогда как во всех прочих портах они почти не выходят из дому без сопровождения значительного японского конвоя".
    В Петербурге И. А. Гошкевич провел два года, после чего был уволен с пенсией в 1500 рублей в год. Он приобрел имение Мали (в нынешнем Островецком районе Гродненской области), где продолжал заниматься восточной филологией. Посмертно вышла его книга "О корнях японского языка" (Вильна., 1899).
    Скончался И. А. Гошкевич 5/17 октября 1872 г.,
1 как свидетельствует надпись на могильной плите на Евфросиниевском кладбище Вильнюса. Его именем были названы описанные им неизвестные ранее виды насекомых (часто он посылал свои коллекции в зоологический музей Академии наук в Петербурге), залив Чосанман (иначе Тздиньмань) в Корее (вблизи русско-корейской границы). Трудно переоцепить вклад нашего земляка в дело налаживания контактов России и Японии.

1Дату смерти И. А. Гошкевича "1875 г." приводит его сын И. И. Гошкевич в своем предисловии к кн.: Гошкевич И. А. О корнях японского языка (Вильна, 1899, с. 1-2). В “Азбучном указателе имен русских деятелей для РБС” (Сборник императорского Русского исторического общества, 1887, т. 60, с. 170) и в кн.: Венгеров С. А. Источники словаря русских писателей (СПб., 1910, т. 2, с. 76) указано, что И. А. Гошкевич умер 5 октября 1871 г. Дата смерти И. А. Гошкевича "1872 г." выбита на памятнике над его могилой на вильнюсском православном кладбище св. Евфросинии (сообщено составителем рукописного каталога памятников кладбища и ответственным за кладбище Л. В. Савицким).

Паводле кнігі:
Грицкевич В. П. От Нёмана к берегам Тихого океана.
Минск: Полымя, 1986 


 

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019